Один против «газовых королей»: Рауль Арашуков отрицает причастность к хищениям, но данные саратовца Сергея Лисовского подтверждаются в суде

Один против «газовых королей»: Рауль Арашуков отрицает причастность к хищениям, но данные саратовца Сергея Лисовского подтверждаются в суде - https://www.business-vector.info/

В Мосгорсуде продолжается рассмотрение дела Арашуковых. Бывшего сенатора от Карачаево-Черкессии и его отца обвиняют, в том числе, в крупных хищениях газа. Рауль Арашуков , отец экс-сенатора, в своих показаниях отрицает, что имел к этому отношение и носил прозвище «газового короля». Между тем, его деятельность в «Кавказрегионгазе» очень хорошо помнят саратовские руководители.

Арашуков-старший работал в компании в 2010-2011 годах, занимая там пост первого замдиректора. Его увольнения добился тогдашний директор организации — Сергей Лисовский , дважды занимавший пост министра промышленности Саратовской области. В 2019 году, после ареста Арашуковых, он рассказал «БВ», как обстояли дела.

— Весь Кавказ и все компетентные органы знают, что я был одним из немногих, кто боролся с Арашуковым и даже уволил его с поста первого заместителя главы «Кавказрегионгаза». Но, к сожалению, наша система борьбы с коррупцией устроена так, что страдают те, кто с нею борется. В итоге мне пришлось уехать с Кавказа, — отмечал Сергей Лисовский.

На суде Арашуков-старший заявил дословно следующее: «При мне никаких крупных хищений газа в Карачаево-Черкесии не было, я думаю, что не было и после». По словам обвиняемого, став в 2011 году советником гендиректора «Межрегионгаза», он утратил возможность давать руководству газовых компаний на юге России какие-либо указания, пишет BFM из зала суда.

Но у экс-главы «Кавказрегионгаза» о ситуации в данной структуре сложилось совсем иное мнение. Как пояснял Сергей Лисовский, в тот период фактически весь Северный Кавказ находился под давлением газового клана, имеющего прочные связи и лобби в Москве. Так что уголовное дело, считает он, было лишь вопросом времени. Рано или поздно ситуация должна была перейти в эту плоскость.

— Ну и, когда произошел арест отца и сына Арашуковых, смешно было читать оправдания руководства Совета Федерации: мы не знали… это произошло до того, как…Но ведь известно, как назначают на такие посты. На каждого кандидата идет объективка, где указаны даже штрафы за превышение скорости, а тут такие дела, о которых знал весь Кавказ, и органы сигнализировали, а Рауф Арашуков вдруг становится сенатором. Вот все эти причины и способствовали небывалому влиянию этого клана на Северном Кавказе, — рассказывал Сергей Лисовский.

Система хищения газа в данном подразделении в ту пору, вспоминал он, была многоуровневой, от скрученных бытовых счетчиков до нелегальных врезок. Существовали целые фирмы, осуществлявшие махинации с приборами учета, вспоминал он. Были населенные пункты, где платили за газ 70% жителей, а до поставщика доходило от силы 35%, широко применялась система двойных платежек, открывались счета на несуществующих лиц и оформлялась фиктивная оплата.

Отдельную проблему представляли собой врезки со стороны промышленных предприятий. Нелегально подключить к газопроводу, вспоминал Сергей Лисовский, могли хоть кирпичный завод, причем прямо с газораспределительной станции. Разумеется, это не могло осуществляться без участия топ-менеджмента организации.

Будучи руководителем, Сергей Лисовский пытался бороться со сложившейся системой, чем вызвал сильное недовольство. Доходило дело до открытого давления и прямых угроз. Как рассказывал он, однажды офис «Кавказрегионгаза» в Махачкале окружили бронированные иномарки: представитель местной элиты потребовал поставить во главе абонентской газовой службы одного из районов своего племянника. В другой раз в ходе поездки Сергея Лисовского в район, местный руководитель настоятельно предложил доехать до следующего района в его машине и под охраной.

— Арашуков за то время, когда я руководил «Кавказрегионгазом», обошел все инстанции по несколько раз и везде говорил, что меня завтра снимут, — вспоминал он.

В итоге Сергей Лисовский покинул «Кавказрегионгаз» по собственному желанию. Последней каплей, по его словам, стали настойчивые требования передать большую часть газопроводов частному лицу — бывшему заместителю Лисовского, которого тот, как и Арашукова, уволил. Обстановка в Карачаево-Черкессии, отмечал экс-министр, к моменту ареста Арашуковых сложилась поистине взрывоопасная. Уголовное дело, ныне дошедшее до суда, удалось возбудить только благодаря принципиальной позиции ФСБ, подчеркивал Сергей Лисовский. Местные силовики находились под сильным влиянием газового клана. В итоге расследованию был дан ход, делом занялся Следственный комитет РФ, забрав материалы из своего республиканского подразделения.

Примечательно, что в начале расследования говорилось о сумме хищений в 31 млрд рублей и Сергей Лисовский, комментируя эти данные, полагал, что это не окончательная цифра. До суда же дошла сумма в почти десять раз меньшая — 3,8 млрд рублей.

История с нелегальными врезками, замеченная в свое время Сергеем Лисовским, находит подтверждение теперь в материалах дела. Так, в одном из вменяемых Арашукову-старшему эпизодов фигурирует гостиница «Адиюх-Пэлас» , которая по версии следствия потребляла в десятки раз больше газа, чем оплачивала. Стояла гостиница на месте пионерского лагеря, который Рауф Арашуков выкупил у местной администрации и превратил в отель.

А теперь его отец Рауль Арашуков отрекается от прозвища «газовый король», называя это выдумками прессы. Также он заявил, что не помогал сыну деньгами. Примечательно, что отвечать Арашуков-старший согласился только на вопросы адвокатов и присяжных. Говорить с прокурорами он категорически отказался, заявив, что не верит в объективность стороны обвинения.

 
По теме
30 июня 1941 года. 9 день войны Москва. Президиум Верховного Совета СССР, ЦК ВКП(б) и СНК СССР приняли решение «Об образовании Государственного Комитета Обороны» во главе с И.В.
Музей боевой и трудовой славы